Было ваше – стало наше: как Машкевич и ERG на Шубарколе Казахстан подвинули

Было ваше – стало наше: как Машкевич и ERG на Шубарколе Казахстан подвинули

Шубаркольский уголь сегодня в Казахстане в большом дефиците. Жители частного сектора карагандинского региона, в прежние годы на зиму старавшиеся закупить именно его, в этом году остались «в пролёте»: кто из-за цены за тонну, приблизившейся к цене грамма ювелирного золота, кто из-за полного отсутствия его в продаже.

Как объясняют сами «розничники», нынче «черное золото» с Шубаркольского угольного разреза вагонами уходит «за бугор» — в Европу, Китай и т.д. И даже государство, перед каждым отопительным сезоном, пытающееся взять под контроль угольный рынок, здесь полностью бессильно. Почему, — пытался разобраться корреспондент Ulysmedia.kz.

От общего – к частному

Шубаркольское каменноугольное месторождение было открыто в 1984 году, и в следующие два года его разрабатывало ПО «Карагандауголь». Разведанные запасы на территории 70 км2 составляли 1,5 млрд тонн. По качеству это был самый высококлассный энергетический уголь с минимальной зольностью и высокой удельной теплотой сгорания.

Уже в независимом Казахстане на базе Шубаркольского угольного разреза в 1996 году было основано предприятие ОАО «Шубаркольский разрез». И сразу же ценнейший объект угольной промышленности с запасом высококачественного угля в несколько миллиардов тонн за бесценок был продан неизвестно кому.

Но начнём по порядку. 22 января 1996 года путем заключения лизингового договора с малоизвестной фирмой «Глобал Минерал Резервс» была осуществлена продажа 90% государственного пакета акций. Причем, продали акции в рассрочку, а все лизинговые платежи, согласно договору, засчитывались в счёт выкупных платежей. Супервыгодная сделка, не правда ли? Особенно учитывая тот факт, что Шубарколь в то сложное время не просто приносил живые деньги, а в прямом смысле слова «содержал» убыточные шахты бывшего объединения «Карагандауголь» и, помимо этого, кормил вечно голодную социальную сферу.

Кто стоял за непонятной фирмой с импортным названием, нигде не упоминается. Однако известно, что в борьбе за Шубаркольский разрез она обошла довольно серьезных конкурентов — московское ТОО «Орвес», местное ТОО «Мансур» и самую раскрученную на тот момент внешнеэкономическую ассоциацию «ИнтерКараганда».

Разработчики и авторы шубаркольского проекта — председатель Карагандинского теркома по управлению госимуществом Виталий Розе и советник председателя ГКИ Александр Перегрин лучились от счастья, уверяя, что сделка несёт в себе одни лишь выгоды государству. Лизинговый проект был одобрен самим министром энергетики и угольной промышленности, коим был тогда Виктор Храпунов. Поддерживал его двумя руками и аким Карагандинской области Петр Нефедов. Несмотря на массу жалоб и возражений, в том числе и от Антимонопольного ведомства, они сумели отбиться даже от премьер-министра Акежана Кажегельдина, приказавшему пересмотреть сделку.

А ведь доказать её абсурдность было проще простого: достаточно было уметь считать. Уставный фонд АО в то время составлял около 2 млрд тенге, а сумма сделки равнялась 30 млн долларов США. Проще говоря, менее 3 млн. долларов в год.

Но арифметические способности в тот момент продемонстрировало только Министерство юстиции, установившее документом № 4/9 — б/и от 10.07.96 года, что «первоначальная цена такого объекта, как разрез «Шубаркольский», должна оцениваться гораздо большей суммой, чем 30 млн долларов США.

И лишь в декабре 1997 года договор лизинга с компанией «Глобал Минералс Резервс» был расторгнут.

За что купили…

В 2002 году из пепла ОАО «Шубаркольский разрез» и ОАО «Шубаркольский погрузочно-транспортное управление» возникло новое акционерное общество — АО «Шубарколь комир». В 2007-ом году на его предприятиях было добыто порядка 6,1 млн тонн угля, что равнялось более 6% процентов от общего процента. В том же году компания в Казахстане реализовала приблизительно 161 000 тонн полукокса. На 1 июля 2008 года компании удалось добыть 1,419 млрд тонн разведанных и измеренных запасов угля.

31 октября 2008 года АО «Шубарколь комир» было зарегистрировано на Казахстанской фондовой бирже, а 16 февраля 2009 года 25% его акций приобрел на открытых торгах холдинг ENRC (позже выкупленный Eurasian Resources Group (ERG), владельцами которой являются:

  • Александр Машкевич — 20,7%;
  • Патох Шодиев -18,6%;
  • семья ныне покойного Алиджана Ибрагимова — 20,7%;
  • правительство РК — 40%.

При этом группе отдавалось преимущественное право и опцион покупателя на приобретение оставшихся 75%.

Сегодня «Шубарколь комир» — крупнейший в Казахстане производитель энергетического угля. Предприятие входит в состав шести основных подразделений группы ERG на территории страны. Основная деятельность ведётся на двух угольных разрезах — Центральном и Западном, а также охватывает карьеры по добыче строительного камня, переработку угля, эксплуатацию подъездных путей, железнодорожные перевозки, маневровые работы, добычу и продажу воды. На базе углей Шубаркольского месторождения работает завод по производству спецкокса, потребители которого компании Казахстана и России — «Казхром», «АрселорМиттал Темиртау», «Казфосфат», «Казцинк», Серовский завод ферросплавов.

Акции АО «Шубарколь комир» (SHUK) представлены на Казахстанской фондовой бирже, их суммарная рыночная стоимость равна 118 млрд 114 млн 023 тысячи KZT ($246,70 млн). По состоянию на 1 октября 2023 года основные акционеры — АО «Евроазиатская энергетическая корпорация» (48,36% акций) и SHK EURASIAN HOLDING B.V. (49,88%).

Мелочи жизни

Казалось бы, с такими-то показателями жить да радоваться, но словно бы злой рок преследует частное предприятие, чья история началась с аферы…

Постоянные мелкие, но неприятные скандалы стали «визитной карточкой» АО «Шубарколь комир». Особенно богатым на неприятности был 2019 год. Сначала в июле около 300 горняков угольного разреза вышли на акцию протеста, требуя нормальных условий труда и увольнения ряда руководителей подразделений угольного разреза. Забастовщики утверждали, что поводом для акции протеста стал суицид 33-летнего горного мастера. По словам рабочих, он повесился, не выдержав давления со стороны начальства. Без отца остались трое детей. Едва только руководство предприятия сумело уладить этот конфликт, в декабре грянул новый: комитет по защите и развитию конкуренции МНЭ РК заподозрил АО «Шубарколь Комир» в угольном сговоре и начал расследование. Но на следующий год грянула пандемия коронавируса, на фоне которой прежние проблемы выглядели мелкими и незначительными.

Но уже в августе 2023-го, словно в подтверждение высказывания древнегреческого писателя и историка Ксенофонта, что «история движется по спирали», тридцать работников «Шубарколь комир» взбудоражили общественность видеообращением, в котором потребовали пересмотреть коллективный договор, а также рассмотреть вопросы о надбавках и социальных гарантиях.

Судя по тому, что за рамки видеоролика акция протеста не вышла, руководству АО, очевидно, удалось найти компромисс с рабочими. Хотя, конечно, странно, что столь прибыльное предприятие не может создать достойные условия труда и нормально оплачивать труд своих работников. И ещё более странно, что представители местной исполнительной власти, которые всегда первыми оказываются в очагах даже возможного социального напряжения, в этих случаях в дела предприятия ERG не вмешивались. Напрашивается резонный вопрос – почему?

Чей разрез?

Возможный ответ мы нашли в телеграм-канале “КАЗАХСТАН 2.0”, который обнародовал весьма интересные факты, связанные с выводом АО «Шубарколь комир» из-под контроля государства, которое, напомним, владеет 40% доли в ERG.

   — По данным генеральной прокуратуры РК, в настоящее время Машкевич и Шодиев своими действиями наносят колоссальный ущерб государству, — утверждает телеграм-канал.

— Например, есть угольный разрез «Шубарколь комир», который находится в составе ERG, где решающее количество голосов принадлежит частным акционерам. Есть зарегистрированная на территории РК Евразийская Промышленная Группа, в которую входят 60 непрофильных компаний‚ среди них ― Евразийский банк с его дочерними структурами. Акционерами ЕПК являются Машкевич, Шодиев и Ибрагимов с долями в 33,3%. Также существует иностранная компания TELF SWISS AG, конечный бенефициар которой ― Александр Машкевич через подконтрольные фирмы, зарегистрированные в офшорах.

По информации авторов КАЗАХСТАН 2.0., в какой-то момент Евразийская Промышленная группа произвела оценку Евразийского банка в 500 млн долларов, что явно ниже его реальной стоимости. А затем передала акции банка в ERG.

   — ERG, в свою очередь, оценивает «Шубарколь комир» в равнозначную сумму и передает его в ЕПК. Отмечу, что «Шубарколь комир» ― одно из крупнейших угольных месторождений Казахстана с собственной развитой логистической инфраструктурой, стратегически важный угольный разрез, социально и экономически важный актив страны с подтвержденными запасами угля на ближайшие 220 лет.

ЕПК, получив «Шубарколь комир» в собственность по заниженной стоимости, решением большинства голосов ЕПК (Машкевич плюс Шодиев) передает его компании TELF SWISS AG, тем самым лишая государство прав на стратегические ресурсы в размере 1,7 млрд тонн. При этом на сегодняшний день кредитная нагрузка ERG перед кредиторами (ВТБ и Сбербанк) чрезвычайно высока, и осуществление кабальной сделки по выводу «Шубарколь комир», являющегося доходным предприятием, ущемляет интересы государства перед ними, — утверждает телеграм-канал.

   — После смерти Адилжана Ибрагимова структура и принципы работы ERG изменились. Если ранее при формировании экспортной цены вся прибыль аккумулировалась на предприятиях группы ERG, откуда впоследствии перечислялись налоги и иные платежи в бюджет, осуществлялись выплаты на социальную поддержку, выплачивались дивиденды акционерам, в том числе и государству, то сейчас все продажи предприятий группы ERG осуществляются через TELF SWISS AG (Лугано, Швейцария, доверенное лицо Машкевича ― некий Кондрашев С. Д. Данная схема предусматривает приобретение компанией TELF SWISS AG продукции ERG по минимальной стоимости, оставляя предприятия Группы работать на уровне себестоимости производимой продукции, либо ниже неё, и позволяя аккумулировать прибыль в TELF SWISS AG. При этом полугосударственное предприятие несёт огромную нагрузку перед внешними кредиторами, — сообщают авторы статьи.

Насколько соответствует действительности данная информация, — судить не нам. Но в свете начавшихся процессов по возврату незаконно приобретенных капиталов есть надежда когда-нибудь получить ответ на этот вопрос.

Похожие видео